Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Интернет-трагедия

Убогий блогер, дух бесплотный
Витал над клавою компА.
В его экран текла охотно
Вся интернетная толпа,
А он мечтал, считая лайки
И предвкушая торжество,
Чтоб счётчик мчался, словно зайка,
Неся к известности его.
И надо всеми гордо высясь,
Уже он примерял венец,
Но прилетел коварный вирус,
Надеждам положив конец,
Судьба бестрепетною дланью
Смела удачу в этот раз:
Явился кукиш на экране,
Он тихо крякнул и - погас.

Весь в папу


 Нравоучения - в избытке
В сей говорящей голове.
Заскоморошничал Никитка,
Но - платят щедро на TV!

P.S. Читает зрителям Псалтырь
И ходят слухи по земле,
Что он уходит в монастырь...
- А монастырь-то где? - 

Нафестивалился

 Сегодня уже в 5 утра  я как штык: готов к труду и обороне! Дело в том, что пригласили поехать вместе с местными литераторами и работниками  Кашинской центральной библиотеки  в Лихославль, принять участие в «Соколовских чтениях», поэтическом  фестивале, посвящённом памяти поэта Владимира Соколова. Дело доброе – почему бы не поучаствовать!
 Километр  до места, где меня должны были подобрать (квартирую  на выселках) прошёл с натугой и в поту – как-то стыдно опаздывать, но ходить мне быстро, да ещё с утра – туговато. Стоит  хотя бы  легко позавтракать стаканом  чая, и моторчик мой сердечный, подбитый стенокардией, на два фронта не справляется. Правда, здесь «выздоровел» и  пожизненную инвалидность мою, определённую в своё время после обширного инфаркта украинской  медкомиссией, тут не признают.
 Впрочем и признавать-то негде: в центральной больнице (на  два района – Кашинский и Калязинский) кардиологическое отделение отсутствует, а ездить чего-то доказывать в Тверь, куда три часа дороги да билеты не дешёвые, мне явно не по здоровью и не по карману. Да и на месте  не обнадёжили – мол, признают навряд ли, а ежели вдруг, то всё нужно ежегодно повторять, лёжа по больницам – в Твери. Ну, да Бог с ними…
 Но если мой моторчик ещё выдержал, то мотор машины, которая должна была нас вести – увы, нет, и сломалась она, не успев отъехать от библиотеки. Слава Богу, хоть не в дороге, ведь до Лихославля от нас километров 200 – он за Тверью. Так что поездка сорвалась, все унылые и расстроенные.
 Что-то это мне аналогию навевает с поездками жены на работу в сельскую школу, где она преподаёт, на школьном автобусе. Это километров за 35 (с подбором  учителей  и учеников –  за 50), по разгромленной  (очевидно вражеской артиллерией) дороге – часа полтора, пока доедешь – все внутренности вытрясет. И хотя на подряде целых два стареньких автобуса (пожалуй, ещё с советских времён!), ломаются они постоянно, приходится  то ездить в 5 утра на единственном рейсовом (120р  в один конец), то ночевать у знакомых…Да и дорога лучше не стаёт, хотя ей разок-другой в год делают «ямочный ремонт». Впрочем и сама школа  некогда «совхоза – миллионера» и одной из последних «комсомольских строек» - на грани закрытия, перебравшись из отдельного просторного двухэтажного здания в зданьице детсада, разделив его надвое. Если вдруг уедут из села несколько семей цыганских, прибившихся  сюда пару  лет назад, да детей своих заберут – глядишь, и учить будет некого! Хотя к этому полная готовность, и  чтоб не портить статистику закрытием сельской школы, её  перевели в статус филиала городской…
 Ну а здание бывшей ШКОЛЫ  бригада рабочих местного батюшки(бежавших из Донбасса) ,  уже несколько лет переоборудует под  ПЛАТНУЮ БОГАДЕЛЬНЮ, да всё никак работы не закончит. Символически,  не правда ли? Хотя и грустно.
Грустно ходить каждый день мимо небольшого, но уютного вокзала.  Несколько лет назад  возле него вроде бы ещё останавливался какой-то пригородный поездишко.  Сейчас  он пустынен.
 Грустно открывать кран. Вот уже несколько недель из него течёт нечто зелёное, напоминающее мочу, да и то – с перерывами, два раза в день. Фильтр «Барьер» не очищает, но и новый на замену сейчас покупать бессмысленно, забивается на раз. Что поделаешь – половодье, и в мелководную Кашинку смывает  всю накопившуюся за зиму грязь и нечистоты. Да и вообще использовать для водоснабжения  города  заросшую  камышом (кашиной) речушку глубиною в обычное время «гусю по колено» - это уметь нужно. Хотя вот вижу некогда работавшую, а нынче ржавую водонапорную башню… и не только здесь. Неужто в верховьях Волги, питающих великую реку, такая проблема с водоносными горизонтами? А ведь тут и санаторий на такой воде, артезианской, минеральной, ещё с царских времён существует. И водку на ней местный водочный заводик «Вереск» делает…
 Хотя что «старое  время» вспоминать-то? Уж  слишком, до неприличности богатым  был когда-то  городок, позволяя содержать в своих окрестностях аж 32(!) церкви да два монастыря. И  купцы в нём до того обнаглели, что один из них даже прошение царю писал: разреши, мол, батюшка,  крышу  дома моего чистым золотом вызолотить! Не разрешил царь: это как же ты будешь с золотою крышей, когда у меня простая, черепичная!
 Ну да всё это было давно, в мрачные времена нищеты и горя народного, за которыми пришли таки времена светлые, правда приведя с собою резвую старушку по имени Разруха. Вот её, оглянувшись окрест, вспоминать-то и начинаешь… В прошлом веке всё же усилиями неимоверными старушку эту удалось прогнать и  начать жизнь вновь налаживать, но  вот нынче, похоже,  вновь она возвратилась – никак по чьему-то приглашению. Уж больно резва!
 Хотя, как заметил ещё профессор Преображенский, откуда она приходит и где поселяется?
Вот – вот…

Икорки не желаете?


 Камчатка....Берега рек и даже дороги завалены сплошной массой гниющей рыбы. И не просто рыбы  -  а деликатесной, красной, идущей на нерест, распухшей от икры: каждая из икринок призвана дать жизнь грядущим поколениям.
 Нет, не тонны, не десятки - речь идёт о СОТНЯХ ТЫСЯЧ ТОНН! Вот уже и собаки жрать её не желают - уже не рыбой, а ИКРОЙ кормят ТАМ их, курей, гусей, свиней...Той икрой, которой верховные влвстители угощают "высоких гостей" из соседних стран, но десятки миллионов их сограждан, выпавших за черту бедности  в самой богатой державе, даже разок помазать ею бутерброд не в состоянии. Да что там икра - им, неимущим, и сам лосось не по карману!
 Урожайный год? А КТО этот урожай садил, выращивал, лелеял? Неужто рыбхозы? Нет - ПРИРОДА! Это она рождает, кормит, растит, и возможно это одна из последних её попыток восстановить то, что многие десятилетия напрочь уничтожается людьми. И миллиарды уничтоженных, сгноенных будущих жизней рыбных поколений уже не восстановятся НИКОГДА.
 В отупевших, зомбированны мозгах нынешнего поколения ЛЮДСКОГО уже и мысли не промелькнёт о том, что дело не в количестве идущей на нерест рыбы, а в количестве ЕЁ ВЫЛОВА!  Разве будет НОРМАЛЬНЫЙ  (не олигарх!) человек закупать в магазине продукты (чьго-то труда!) свыше того, что может съесть его семья - чтобы потом выбросить их, сгнившие, в мусорную кучу? Разве можно отлавливать  то, что НЕЛЬЗЯ ПЕРЕРАБОТАТЬ,  нельзя потребить - уж и не говоря о бережном отношении к Матери - Природе, частичкой которой является каждый из нас. Ворваться в загон и вместо того, чтобы украсть ягнёнка, перерезать там всех овец может только БЕШЕНЫЙ волк - поэтому его стараются как можно скорее уничтожить.
 Недавно миллионы людей в стране, глотая голодную слюну, с возмущением наблюдали, как закатывают в грязь бульдозерами тонны сыров, икры, фруктов, зачастую им недоступных по средствам. Сегодня мы видим эту картину уже в масштабах всеобщего Апокалипсиса.
  Это уже не просто преступление перед страной, народом - это уже ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПЕРЕД ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ, перед планетой Земля, перед Природой... И ответ за это будет страшным: либо непосредственных его виновников, либо (скорее всего) коллективным - со всех нас, ТАКОЕ допустивших. Сырьевики...

"Апрельские тезисы"


  На  пути к арендованному жилью – на отшибе за городом – приходится проходить метров двести  по железнодорожной колее.  АПРЕЛЬ!  Наконец засияло солнышко, из-под снега  выползли  деревянные шпалы, кое-где  полопавшиеся и подгнившие, но сверху уже обсушенные солнцем и ветром. На их поверхности очень хорошо видны надписи мелом, чем  и воспользовались школьники, ежедневно  бредущие по шпалам в школу и обратно. Через каждые метров 15 написали они на шпалах по одному слову. Для машиниста сливаются они в единый текст; пешеход же имеет возможность постепенно осмыслить и насладиться каждым из них, но в обеих случаях общим контекстом  вызывают они определённое душевное настроение. Вот примерно так:
СДОХНИТЕ
СУКИ
ПИД…СЫ
Х….
Е…..
Г…….
и  т.п. Идешь и думаешь о богатстве родной речи и о том, какой же милый, доброжелательный народ у нас вырос – и подрастает!
 Впрочем в силу своего жизненного опыта и знания истории это меня не шокирует и не удивляет: ведь в прошлом  веке Преображенских уничтожали пачками (да и нынче не жалуют!), зато  Шариковы  дали обильное потомство.
 Тут вспомнилась мне поездка в США в средине 90х с делегацией  нашей региональной Думы для «ознакомления с институтами американской демократии» - от мэрии  Сан-Франциско до Полицейской академии. Ну с «институтами демократии» мы так  толком  и не познакомились: депутаты больше стремились познакомиться с ресторанами, Голливудом, Диснейлендом  или игровыми автоматами Лас-Вегаса.  У меня  природная  склонность  к быстрому приспособлению  ко внешнему виду, акценту и манерам аборигенов (не люблю выделяться в толпе), так что даже встречающий нас в Нью-Йоркском  аэропорту  гид  равнодушно скользнул по мне глазами и бросился к другим членам делегации, сразу признав в  них соотечественников.
 Так вот – прилетаем мы через пару недель в Шереметьево рано утром,  и  спросонок  примечаю  я, что сидящая на таможне женщина, которой даю свои документы, как-то странно, с удивлением на меня смотрит. Глянул в зеркало за её спиной – а там моя  добрейшая физиономия с милейшей доброжелательной улыбкой. Надо же – заразили меня ТАМ, гады! Как дальше-то жить буду?
 Но очень скоро это прошло. Вылечили…

Дорогие друзья!

От всей души хочу поблагодарить Вас за поздравления с Днём рождения, за поддержку словом и делом моей семьи, попавшей в тяжелейшее, прямо скажем бомжацкое положение - впрочем как и многие семьи русских патриотов, неравнодушных к судьбе нашего ОБЩЕГО Отечества.
Всю жизнь приходилось тяжело работать - от обтирщика тепловозов и слесаря-электроходовика до главного архитектора химкомбината и инженера-нефтяника на Севере, было как-то не до больших компаний и шумных застолий. Но всё же вспоминаю встречу 40летия в своём любимом северном Лангепасе, тогда только-только получившего статус города - из посёлка; 50летие -в Карловых Варах. в отеле "Империал" - с коллегами-нефтяниками ЛУКойла; 60летие - в компании литературной элиты Николаева... 70летие в глухом сельце встречать уже было не с кем, равно как и 71й год жизни. Голодно и одиноко. И вдруг, как бальзам на рану, Ваши поздравления в ЖЖ, Фэйсбуке, Одноклассниках: от Находки до Аргентины, от Питера до Мариуполя и Севастополя. Украинская поэтесса, русские поэты и писатели, преподаватели ВУЗов, коллеги - политэмигранты и просто друзья по интернету, о которых знаю, к сожалению, очень немного...
СПАСИБО ВАМ!

К "Русскому маршу" в городе Николаев

  По небу звёзд бесчисленная россыпь
И сад вишнёвый, белый по весне…
Моя земля, край вольных малороссов,
Подаренная прадедами мне.

В степи казацкой злаки колосятся,
Над речкой в роще соловей поёт.
Моя страна – кого мне здесь бояться?
Я тут хозяин – всё вокруг моё!

Но только вдруг какой-то недоумок,
На грудь навесив сине-желтый бант,
Сюда приполз и говорит угрюмо,
Что не хозяин я,  а «оккупант»!

Что у него ума и прав побольше,
Мол, нету в голове у нас царя!
Что там, у них, в лакейской старой Польши
Иначе пьют, иначе говорят,

И будет удобрением, едва ли
Не лучшим, для полей моей страны
Не кровь отцов, что землю отстояли,
А жиденький понос Галичины.

А мой язык  зовут  уже «поганским»
И униатский повелел «патрон»
Мне суржиком креститься галичанским,
Или с моей земли убраться вон.

Уж в Киеве пиарятся, небоги:
Кто громче плюнет за моей спиной.
Галичина – вали с моей дороги!
Я – новоросс и русский мне – родной!

Меня не испугаешь громким лаем
Тех, кто из схронов бегал по лесам,
И будет русским город Николаев
Наперекор любым приблудным псам!

Нам нечему учиться у убогих,
Весь мусор смоем, как водой в реке.
Нацисты – убирайтесь прочь с дороги:
Я говорю на  РУССКОМ языке!