ovod_next (ovod_next) wrote,
ovod_next
ovod_next

Category:

Литературное

Кощунственное признание: не люблю Анну Ахматову! Ни творчество, ни человека. Впрочем у меня вообще отношение ко многим "мэтрам" (с кепкой или без) отличается от хрестоматийного и вылизано-леденцового – окололитературной тусовки.
Творчество её - это нечто стандартно-шлифованное, разве что за исключением "Реквиема", где всё же как шило из мешка выступили человеческие чувства. Во всём остальном не говорится, а - изрекается, причём с непререкаемым пафосом собственной правоты и величия, в которые от постоянной игры  она заставила поверить как окружающих, так и саму себя. Поэт должен быть в первую очередь естественным, сохраняя и выплёскивая в творчестве накопленные им чувства, пусть порою и противоречивые, а не прилизанно - наигранные, соответствующие не душе, а принятой  на себя роли по сценарию, хоть собственному, хоть привнесённому со стороны.
 Поэт должен быть велик своим ТВОРЧЕСТВОМ, пусть даже малоизвестным и замалчиваемым, а не славословием поклонников и поклонниц и рекламой жизненных ситуаций. 
 Ах - она спала с Модильяни! Ах - безутешная вдовица! - это о двух мужьях, с которыми она рассталась задолго до их расстрела. Причём именно брак с Гумилёвым дал ей возможность твёрдо усесться на одну из веточек литературного древа. А "страдалиц"  у нас любят - да и не только у нас. На двух стульях порою весьма полезно посидеть. Некая причастность к Гумилёву - и в то же время: "Не с теми я, кто бросил землю..." Бросил? это она об элите русской литературы?
 Малоросска - Горенко – и с паталогической ненавистью к родному песенному малороссийскому наречию, попытка записаться в потомки хана Ахмата, вырезавшего Киев и уж к литературе никакого отношения не имевшему.
 Ореол "мученицы, гонимой Сталиным" - и льстиво-подхалимские стихи, ему посвящённые? А ведь тот же Сталин её ценил и оберегал (по своему!), ведь сама она рассказывала, что тот прислал за ней в осаждённый Ленинград самолёт. Вот он - хвалёный "патриотизм"!  А ведь в умирающем Питере осталась с питерцами - и не просто осталась, а приняла активнейшее участие в жизни города! - изломанная и изувеченная сталинской системой Ольга Бертгольц, чьи живые, страстные стихи  того времени мне (да наверное и тем блокадникам) намного дороже, чем искусственные мертвенноахматовские, складываемые шлифованными кусочками пазлов....
 Да вот ведь как у нас: на какую кого жёрдочку посадят - того так и воспринимаем, не потрудившись собственной оценкой. Не читали - но гениально! Не читали - но осуждаем!!!
 А благосклонность сталинская кончилась после очередной её связи, на сей раз с англо-еврейским дипломатом Исайей Берлиным, человеком из мирового клана тех, кто определяет приоритеты в мировой культуре в общем - и поэзии в частности. Тут уж захотелось быть значительно большим, чем "поэт в России"! Но   долг клану платежом красен, и она в последующем его отдавала, вытягивая изо всех сил за уши наверх «своего рыжего», Йосифа Бродского с его нерусской, ещё более мертвенной поэзией. Тоже, кстати, «страдальца» - и даже планового!
 А ведь было-то как славно! Вот воспоминания Георгия (Мура) Эфрона, сына Марины Цветаевой.
 "7.9.42. Несколько слов об Ахматовой. Она живёт​  припеваючи, её все холят, она окружена почитателями и почитательницами, официально опекается и пользуется всякими льготами. Подчас мне завидно – за маму. Она бы тоже могла быть в таком «ореоле людей», жить в пуховиках и болтать о пустяках. Я говорю: могла бы. Но она этого не сделала, ибо никогда не была «богиней», сфинксом, каким является Ахматова. Она не была способна вот так, просто, сидеть и слушать источаемый ртами мёд и пить улыбки. Она была прежде всего человек – и человек страстный, неспособный на бездействие, бесстрастность, неспособный отмалчиваться, отсиживаться, отлёживаться, как это делает Ахматова».

И недаром у Горенко – Ахматовой всегда подспудно, за внешне «царственной» улыбкой  проглядывала неприязнь к Марине. Как по мне, то далеко ей было до вспышек гениальных искорок в творчестве Цветаевой. Стихи её – гладкие, обтекаемые, но слишком скользкие, чтобы ухватить и приблизить к душе. Хотя – у кого она какая! А у Ахматовой – это ощущение идеально отлакированного чурбачка, поставленного на пьедестал. Скучно и порой даже неприятно.
P.S. На удивление вдруг попались строчки об Ахматовой проницательнейшего Ивана Бунина
Свиданье с Анною Ахматовой
Всегда кончается тоской:
Как эту даму ни обхватывай —
Доска останется доской.
Tags: Ахматова, поэзия
Subscribe

  • Ко Дню Поэзии

    В доме днём всё никак не сидится мне, По ночам тоже спать не хочу. Собираю я бисер крупицами И мечу...и мечу...и мечу... По…

  • (no subject)

    Я Родину пою! В богатой и могучей Живём мы, как в раю, А может быть и лучше, Поскольку служит ей Усладой миллионов И Путин – друг…

  • (no subject)

    Ученье - свет, что веселит дубравы, Но так сложны извилины судьбы И весь наш путь: то ямы, то канавы, А как тут быть - вокруг одни дубы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments