ovod_next (ovod_next) wrote,
ovod_next
ovod_next

  • Music:

Есть о чём вспомнить?

«Оранжевые» события пятилетней давности…
В Киеве косоголовая Главная Революционерка призывает со сцены захватывать вокзалы и аэропорты. Верховный Революционер на даче соревнуется с Главным Жандармом и его Заместителями: кто больше выпьет виски под восточные закуски. Свезённая отовсюду толпа ловит кайф на свежем воздухе, колотя по пустым бочкам и вкушая спонсорские блюда из меню киевских ресторанов (о чём твердят все СМИ) – ведь дома порою ограничиваешься коркою хлеба с кусочком сала. Сытые обкуренные революционерки развлекаются, тыча жареными курицами под нос голодным, промёрзшим на круглосуточном дежурстве пацанам – курсантам милицейских школ из восточных регионов: - Що, москалик – їсти хочеш?!
В подольском областном центре (где впоследствии возведут памятник Девочке на Апельсине) – свои ньюансы. На улицы выгнали «демонстрировать» сначала студентов ВУЗов, затем – техникумов, потом – школьников. Идёт дискуссия – не поднять ли детсады, но этот контингент без горшков навряд ли долго вышагает. Пацаны и девчонки лет 15ти, никогда в жизни не голосовавшие, по сигналу учителей дружно кричат: - Ганьба ЦВК! Что это за зверь – ЦВК – знает разве что каждый пятый.
Море оранжевых ленточек: на мужчинах и женщинах, автомобилях, детских колясках и хозяйственных сумках. Слышу на улице разговор двух парнишек: - Ти що, дурний цілесенький день орати на морозі? – Ге, зате вже маю п’ятдесят баксів! – Ну, це інша справа!
Всю ночь по дворам болтаются разогретые пивом ребячьи компании, пугая старичков и старушек криками :-Ю-щен-ко!!! Те дрожат и испуганно щелкают замками входных железных дверей. Мои знакомые, пожилые люди, говорят, что на избирательный участок не пойдут – страшно! Вообще смотреть на перепуганное стадо и своих ровесников и тех, кто постарше – мерзко и больно. Ведь в памяти ещё живо, как петушились они в «гражданском порыве» при той власти на комсомольских и профсобраниях. На партийные я был не ходок, а там они выпендривались ещё больше – «ум, честь и совесть эпохи» - за пайки, за очереди на квартиры, повышение по службе… И это подлое поколение в который уже раз трусливо сдаёт Родину – даже не пискнув!
А мне бояться нечего. Могу ходить по городу, спорить в трамваях, на автобусных остановках; выйти на колонну и заорать: «Дурко – президент!» - после чего скандирование в колонне временно прекращалось из-за дружного скрипа извилин: - Дурко – это кто? Тот – или этот? Да только что могут сделать единицы – против биомассы?
Где-то к полуночи, если не ошибаюсь – перед третьим туром, мы вышли во двор. Было тихо, крики замирали где-то вдали. На земле лежал снег; изредка вспыхивая в оконном свете, кружились в воздухе редкие снежинки. На небе – ни одной звезды, оно затянуто чернотой, мрачно сгущающейся к горизонту. И вдруг оттуда, из мрака, нависшего где-то над усадьбой Пирогова, зловеще зарокотало. Нет, не весёлые тютчевские раскаты грома «в начале мая»: звук шел сплошной лавиной, нарастая грозно и зловеще. Всплесков молний не было видно. Чудилось: миллионы прадедов разом, в одном порыве загрохотали в крышки отчих гробов, предупреждая и проклиная своих ничтожных потомков. Такого мы ещё никогда не слышали. И было страшно – по настоящему.
В те «оранжевые» дни, среди многих других стихотворений, ставших впоследствии известными во всей стране, написал я и это:

Молитва.
Их в этом мире – как алмазов в луже,
И что ни день – труднее повстречать.
Благослови, Господь, святые души,
На светлых лицах Божию печать.

Повсюду зло и мрак кромешной ночи,
Но сохрани надеждою во мне:
Да никогда не гаснет, высший Отче,
Их искра божья на сыром бревне.

В бездушном стаде озверевших, Боже,
Дай веру мне, что завтра, как вчера,
Смогу увидеть хоть в одном прохожем
В улыбке грустной ту печать Добра

Изгнанников, отшельников, изгоев,
Сквозь снег ростками рвущихся к теплу
В прекрасном мире, созданном Тобою,
Который Ты отдал зачем-то злу,

Из преисподней бьющему потоком.
Пьянея от него, как от вина,
Ликуют толпы и печать порока
На этих рылах ставит Сатана.

А у него пособников немало:
Одна колдует над тобой, страна,
С крысиным злым затравленным оскалом,
Другой – с тупой хитринкой кабана.

Повсюду ложь и места нет для Бога.
Духовно мертв и старец, и щенок.
Но и щенки так громко лаять могут
И этот лай – последний наш звонок.

Десятки лет копившая отбросы,
Принявшая присягу сатане,
Страна больна оранжевым поносом
И захлебнулась в рвоте и брехне,

Подняв на щит клейменого урода,
Что «гарным хлопцем» был еще вчера.
И песий лик безумного народа
Уж навсегда отвергнут от добра.

Мечусь, не в силах вырваться из круга,
Молю тебя, великий и святой:
Пошли же мне хоть одного, но Друга
Со светлою твоею добротой.
26.11.2004г
Tags: майдан
Subscribe

  • Азиопа

    Народец тот же там и тут, Ни лучше, ни умнее, И есть такой же Ким Чен Пут, Как в Северной Корее, И в головах такой же мрак От вечного испуга...…

  • Вопрос с грибами

    « У нас в Рязани грибы с глазами: их едят, а они – глядят…» Пословица (на мой взгляд садистски – дурацкая) Весна…

  • (no subject)

    Прямо дороженька: насыпи узкие, Столбики, рельсы, мосты. Н.А.Некрасов Из поезда, картинкою красивой Налюбовавшись, глядючи в окно, Заезжий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments