April 19th, 2018

Как бы попроще да понятнее...

Идёте вы этак вечером из кинотеатра домой всей семьёй: жена, дочка, двое сынишек…
Вот уже и к дому подходите, но вдруг из подворотни выскакивает кучка местной шпаны – малолеток, обкуренные  да  обколотые, бутылочками помахивают да ножичками позвякивают. И сразу к вам:
- Мужик, слышь – дай закурить!
- Так  я  не курю!
- То-то рожа у тебя такая гнусная, кирпича просит! А ну, жлобина, карманы выворачивай – да и бабы твои пускай юбки задерут!
Естественно  не выдерживаете, хватаете  дрын из  ближайшего забора – и к ним. Шпанята – в рассыпную, протрезвев и уж  горько  пожалев о собственной глупости. Ну и  перепало бы кое-кому по мягким местам, догони вы их, но тут вдруг воздух сотрясает грозное:
- СТОЯТЬ! Дрын на землю!
И из подъезда выходит кум, участковый Иван Иванович, родной человек – детей крестил. Сколько перепито вместе было – цистерна! Весь важный, самоуверенный, форма новая, в руках дубинка резиновая, на поясе наручники да маузер в красивой жёлтой кобуре. А за ним друзья, тоже участковые, только из районов других – Альбертик да Саймон, весёлые такие –  видать у кого-то на квартире винпозиум проводили. Не дремлет закон – вот радость-то какая! Но тут кум Ваня вам – ещё грознее:
- Ты, кум Витёк, видать совсем оборзел! Бросай кол да на колени: кайся – на кого руку поднять захотел?! ОНИЖЕДЕТИ! Да ты хоть знаешь, дубина стоеросовая, что среди них есть крестники нашего начальника горотдела, самого Обамыча?
- Да  я, Ваня…
- Молчать! Радуйся, что  тебя от ошибок непоправимых уберегли. Возьмите-ка, други, его под белы рученьки  и сволоките к нам  в участок – пусть посидит там, охолонет и призадумается. Да  и наручники не забудьте одеть – для его же блага!
- А с семьё-то, Ванюша, моей – что за это время будет?
- Да не скули, дурачок: я у них за спинами стану и в обиду не дам! А компенсация за твои действия неразумные нужна, естественно. Ну, порезвятся с бабами ребятки,  авось особого ущерба им от малолеток не будет – да на то они и бабы. И пацанам твоим особо за своё очко дрожать незачем – небось сильно не порвут! Зато потом возьмут к себе, обогреют да  жизни научат: и пить, и колоться, и на гоп-стоп брать. А ты ступай, детинушка, ступай…
С той поры уж не один год прошёл. Шпана та дворовая из вашей квартиры «малину»  устроила: кум  их  признал, документы оформить помог да и на свою долю спаленку приватизировал. Подросли крестнички-то обамычевы, уже и себе новую форму справили с парабеллумами в желтой кобуре на поясе.  Жена сгинула где-то, дочка на панель пошла, старшего в банду приняли (машкой). Младшенький вот только, сказывают, долго сопротивлялся, да  по сей день покориться не хочет, как его участковые не убеждают.
О чём притча спрашиваете? Да не притча это вовсе, а быль. Особенно для тех, кто так до сих пор не понял – что же это на Украине произошло.