February 19th, 2017

С грустной улыбкой

Поразительно, но у некоторых пользователей Указ о временном признании документов мучеников Донбасса на территории РФ вызвал вчера бурнейшую реакцию чуть ли не с криками "Ура!". Странно, но всё это люди на первый взгляд зрелого возраста, достаточно опытные и разумные.
Естественно, что за три года военные действия на выживающем пока кусочке донецкой территории привели к проблемам с документами у миллионов людей, как живущих там, так и бежавших оттуда. Люди рождаются, умирают, учатся - и всё это необходимо подтверждать документально - вот вам и облегчение решения этого вопроса.Временное решение.
С другой стороны совершенно ясно, что ни о каких республиках Донбасса в Указе речи не идёт - там говорится о гражданах Украины и об отдельных территориях её областей. Т.е. для тех, кто ещё с мая 14го так до сих пор ничего понять не может: никакого признания ЛНР и ДНР нет и будет, а граждане этих республик рано или поздно будут возвращены партнёру. Да, пока смогут они с паспортами и справками пересекать границу РФ - но не более, потому что ни одно государство их не признает - до времени возврата их Украине. А там бумаги их обнулятся и останется либо к соседям в гастарбайтеры проситься - либо в фильтрационные лагеря. Конечно, это навряд ли будет в ближайшее время: Донбасс нужен для всех как пугало, жупел и игровая карта в мировой политике, да и ополченцы ещё не все выбиты выстрелами в грудь и спину; но всё рано или поздно заканчивается, да и Старшие Братья, давно предусмотревшие территорию донбасскую для добычи природных богатств, сланцевого газа к примеру, могут поторопить, тем более территория частично освобождена.
Собственно вчера была поставлена ещё одна жирная точка на целях Русской Весны, на надеждах и чаяниях десятков миллионов русских - жителей не только Донбасса, но и Новороссии, Малороссии, Слобожанщины...Ну да им же все эти годы внушают, что нет никаких донецких республик - не признаны (кем?), нет и не было никакой Русской Весны (ладно - локализируем, назвав её Крымской, и баста!), и Русского мира тоже не было и нет, да нет и самих русских. Есть с одной стороны - украинцы, с другой - росияне...Хотя и попрыгунчикам-майдаучикам тоже веселиться не с чего (разве по глупости?).Самых борзых из них разотрут в порошок сначала в АТО, потом втихую по тюрьмам и в разборках, а остаток попрыгунчиков заставят в большом еврообезьяннике под названием "Украина" пахать на хозяев внутри, либо поставлять РАБсилу снаружи - для простирки хозяйских портов ближайшим панам той же Польше.
А что до радости тех, кто сегодня непонятно отчего "ура" кричит...Так естественно - изголодавшийся за три года человек слюной (и фантазиями)изойдёт при виде колбасной шкурки.Да только она шкуркою так и останется, да и её даже не съесть - нынче она полиэтиленовая.

P. S.

Происходящее окрест в мире - вблизи и вдали - почему-то вызывает определённые воспоминания, в т.ч. и этот старый анекдот (странно - к чему бы это? наверное - к дождю).
Из-за столика в ресторане встаёт подвыпивший мужик и заявляет на весь зал:
-Я на всех вас ср.ть хотел, кроме этого симпатичного юноши за соседним столиком!
Зал безмолвствует - мужчина агрессивный, а Бог явно силенкой не обидел. Молодой человек за соседним столиком улыбается застенчиво и благодарно.
Через некоторое время тот же мужик снова встаёт - и ещё громче на весь зал опять то же самое!
Молодой человек не выдерживает, встаёт, горячо благодарит, интересуясь - за что ему такая честь? Ответ приходит незамедлительно:
- А тобой, пацан, я подтираться буду!

А ещё сегодня в интернете встретилась замечательная цитата Феликса Кривина:
"Когда Калигула ввёл своего коня в сенат, все лошади Рима воспрянули духом"

(no subject)

Сегодня у меня - День Памяти. В этот день я закрыл маме глаза, а через тридцать лет именно в этот день хоронил отца. Ровно через тридцать лет они воссоединились - уж очень мама любила отца и в этот день вернула его к себе.
Помянуть их уже и некому, да и у меня нечем на чужбине, тут и на хлеб уже не сыщешь, не то что на поминки, но всё равно каждый год переношусь мысленно на старое местечковое кладбище и вспоминаю...

У безжизненной серой земли
Кем-то сорваны снега погоны.
В небесах не плывут журавли –
Тяжело пролетают вороны.

А морщины не сходят с лица
И звезды в облаках не отыщешь,
В этом месяце мать и отца
Я, скорбя, проводил на кладбище.

Тридцать лет – промежуток большой,
Но день в день – видно, всё не случайно,
Вслед за маминой светлой душой
И отец удалился печально.

Отделив от далёких тех мест,
Лёг разлом между «ныне» и «прежде».
Покосился над маминой крест,
На отцовскую вовсе не езжу.

Вечность в пропасть роняет года,
А за ними – и жизни с откоса.
Навсегда, навсегда, навсегда –
Простучали по рельсам колёса.

И холодною каплей печаль
Соскользнула с подвешенной льдинки.
И слезу утирает февраль
Рукавом на убогих поминках.